Четверг, 17.08.2017, 04:54Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Наш опрос

Как Вы относитесь к совам?
Всего ответов: 2624

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
СОВЫ В ПОЭЗИИ



                      

 

      У одной Совы

    Выросло две головы. 

     И этот пассаж  

        Вызвал в лесу неслыханный ажиотаж. 

         Видано ли - когда в лесу десять сов,  

           Тут же одиннадцать совиных голов!  

     Птицы возмутились,  

           На поляну с деревьев спустились,

     В кругу уселись  

    И спелись.  

     Молвил попугай какаду:  

    Побывал я в раю, и в аду,  

     Но нигде не встречал подобную ерунду:  

         У тебя - голова, у меня - голова,

  А у нее - раз и два.

Она не права, Сова.  

  Вмешался в дебаты сыч:

  - Братва , не горюй и не хнычь!

       Я хоть и бич, и по сути - всего лишь дичь,  

    Но хочу сказать,  

Что нужно Сову связать

И наказать.  

Так стояла возня

Целых четыре дня.  

Приняли решение:

Голову на отсечение

- Сове - мучение, всем - облегчение.  

Услыхала такие слова Сова,

Оскорбилась, с ветки свалилась

И разбилась.  

Вывод ясен давно:


Из двух зол выбирай одно.

sunhome.ru



Совы


Совы бывают очень большими.

Они смотрят на нас непрерывно ночами,

Вместе сложив свои серые крылья,

Зная все радости, зная печали...

Елена Калявина

lyrik.rc-mir.com



Эдвард Лир   "Сова и Кошка"


Прекрасная Кошечка с другом-Совой

По морю отправились в путь.

В лодку деньжат захватили с собой

И сладкого меда чуть-чуть.

Глаза свои круглые к звездам подняв,

Сова под гитару поет:

«О, дивная Кошечка, Пусси - май лав,

Ты сердце пленила мое.

Мо-е,

Мо-е,

Ты сердце пленила мое!»

 А Кошка в ответ: «Тебя лучше нет, 

И как ты чудесно поешь!

С тобой, молодец – хоть сейчас под венец.

Но где ты колечко найдешь?»

И путь их был долог: по Морю и Долу,

Туда, где в Дремучем лесу

Стоит Мудрый Свин – в парике господин–

С кольцом золотым на носу.

На носу?

На носу!

С кольцом золотым на носу

 «Любезный ты наш, кольцо не продашь? 

Его мы искали весь год!»

«Что ж, за шиллинг – берите и венчаться бегите

К Индюку, что на горке живет».

Вот они поженились и вдвоем веселились:

Ели мясо с сушеной айвой

И, рука в руке, на прибрежном песке

Танцевали под полной луной!

Под луной,

Под луной!

Танцевали под полной луной!

poezia.ru



Тамара Каменская


Раскричались дворцовые совы, разухались,

Расфуфвырили птичьи уши,

И расселись по жердочкам клухами,

И повисли на палках как груши.

 

Рассмеялись дворцовые совы, с икотою,

И с подпрыгами, и с заиками,

Повалились валяться под окнами,

Глупым смехом противным тикали.

 

Замолчали дворцовые совы, нахохлились,

В плечи вжали слепые головы,

И обмякли, обвисли – рохлями,

Спят до вечера птицы соловые.

stihi.ru



Алексей Торхов


Время влюблённых и соввремя влюблённых и сов…

мир на пару часов…

отдан двоим…

ничей…

пальчики бились твои…

язычками свечей…

оставляли проталинки…

в ледниковом периоде жизни…

и на коже…

писали по телу мой маленький…

о боже…

 

время влюблённых и сов…

шёпот альтов и басов…

свежий надрез…

вот тут…

покуда мираж не исчез…

наложи своего тела жгут…

веет из глаз как из спаленки…

обволакивает зрачками…

и гложет…

до озноба до жара мой маленький…

о боже…

 

время влюблённых и сов…

ладони чаши весов…

гладишь словно уравновесить можешь…

о боже…

poezia.org


 

Сергей Есенин


По-осеннему кычет сова

Над раздольем дорожной рани.

Облетает моя голова,

Куст волос золотистый вянет.

Есенин Сергей

Полевое, степное "ку-гу",

Здравствуй, мать голубая осина!

Скоро месяц, купаясь в снегу,

Сядет в редкие кудри сына.

 

Скоро мне без листвы холодеть,

Звоном звезд насыпая уши.

Без меня будут юноши петь,

Не меня будут старцы слушать.

 

Новый с поля придет поэт,

В новом лес огласится свисте.

По-осеннему сыплет ветр,

По-осеннему шепчут листья.

 

1920



Тарас ШЕВЧЕНКО

 

Сова

 

Породила мати сина

В зеленій діброві,

Дала йому карі очі

І чорнії брови.

Китайкою повивала,

Всіх святих благала,

Та щоб йому всі святії

Талан-долю слали.

«Пошли тобі матер божа

Тії благодати,

Всього того, чого мати

Не зуміє дати».

До схід сонця воду брала,

В барвінку купала,

До півночі колихала,

До світа співала:

 

«Е... е... лю-лі,

Питала зозулі,

Зозуля кувала,

Правдоньку казала.

Буду сто літ жити,

Тебе годувати,

В жупані ходити,

Буду панувати.

Ой виростеш, сину,

За півчварта року,

Як княжа дитина,

Як ясен високий,

Гнучкий і дебелий,

Щасливий, веселий

І не одинокий.

Найду тобі рівню

Хоч за морем синім.

Або крамарівну,

Або сотниківну,

Таки панну, сину.

У червоних черевиках,

В зеленім жупані

По світлиці походжає,

Як пава, як пані,

Та з тобою розмовляє.

В хаті, як у раї!!

А я сиджу на покуті,

Тілько поглядаю.

 

Ой сину мій, сину,

Моя ти дитино!

Чи є кращий на всім світі,

На всій Україні!

Нема кращого й не буде —

Дивуйтеся, люди!

Нема кращого!.. а долю...

Долю роздобуде».

Ой зозуле, зозуленько,

Нащо ти кувала,

Нащо ти їй довгі літа,

Сто літ накувала?

Чи є ж таки на сім світі

Слухняная доля?

Ох, якби-то... вміла б мати

З німецького поля

Своїм діточкам закликать

І долю, і волю,

Та ба... а зле безталання

Зустрінеться всюди —

І на шляху, і без шляху,

Усюди, де люди.

Кохалася мати сином,

Як квіткою в гаї,

Кохалася... а тим часом

Батько умирає.

Осталася удовою,

Хоч і молодою,

І не одна... та все ж тяжко...

З горем та нудьгою

Пішла вона до сусідів

Поради просити...

Присудили сусідоньки

У наймах служити.

Ізнищіла, ізмарніла,

Кинула господу,

Пішла в найми... не минула

Лихої пригоди.

І день і ніч працювала,

Подушне платила...

І синові за три копи

Жупанок купила.

Щоб і воно, удовине,

До школи ходило.

 

Ой талане, талане,

Удовиний поганий!

Чи ти в полі, чи ти в гаї,

Обідраний цигане,

З бурлаками гуляєш?

Тече вода і на гору

Багатому в хату.

А вбогому в яру треба

Криницю копати.

У багатих ростуть діти —

Верби при долині;

А у вдови одним одно,

Та й те, як билина.

 

Діждалася вдова долі,

Зросту того сина.

І письменний, і вродливий —

Квіточка дитина!

Як у бога за дверима,

Вдова панувала;

А дівчата лицялися

І рушники дбали.

Полюбила багатая —

Не поцілувала,

Вишивала шовком хустку —

Не подарувала.

Крались злидні із-за моря

В удовину хату.

Та й підкрались... Стали хлопців

В кайдани кувати

Та повезли до прийому

Битими шляхами.

Пішла й вдова з матерями

З дрібними сльозами.

Де на ніч ставали,

Сторожу давали,

Стару вдову до обозу

Та й не допускали.

Ой привезли до прийому

Чуприну голити;

Усе дрібні, усе малі,

Все багатих діти.

Той каліка недоріка,

Той не вміє стати.

Той горбатий, той багатий,

Тих чотири в хаті.

Усі невлад, усіх назад,

В усіх доля мати.

А у вдови один син,

Та й той якраз під аршин.

Покинула знову хату,

Синову господу;

Пішла в найми, за хліб черствий

Жидам носить воду.

Бо хрещені не приймають:

«Стара,— кажуть,— стала,

Нездужує...» — і огризок

В вікно подавали

Христа ради. Не дай, боже,

Такого дожити,

Не дай, боже, в багатого

І пить попросити.

По копійці заробляла,

Копу назбирала.

Та до сина лист писала,

У військо послала —

Полегшало. Минає рік,

І другий минає,

І четвертий, і десятий,

А чутки немає.

Нема чутки; що тут робить?

Треба торбу брати

Та йти... іти собак дражнить

Од хати до хати.

Взяла торбу, пішла селом,

На вигоні сіла

І в село вже не верталась,

День і ніч сиділа

Коло коворот. А літо

За літом минає.

Помарніла, скалічіла,

Ніхто й не пізнає.

Та й кому там пізнавати

Каліку убогу.

Сидить собі та дивиться

В поле на дорогу.

І світає, і смеркає,

І знову смеркає,

А москаля, її сина,

Немає, немає.

 

Понад ставом увечері

Хитається очерет.

Дожидає сина мати

До досвіта вечерять.

Понад ставом увечері

Шепочеться осока.

Дожидає в темнім гаї

Дівчинонька козака.

Понад ставом вітер віє,

Лози нагинає.

Плаче мати одна в хаті,

А дівчина в гаї.

Поплакала чорнобрива

Та й стала співати;

Поплакала стара мати

Та й стала ридати.

І молилась, і ридала,

Кляла все на світі.

Ох, тяжкі ви, безталанні

У матері діти!

Скалічені старі руки

До бога здіймала,

Свою долю проклинала,

Сина вимовляла.

То од жалю одходила

І мовчки журилась

Та на шлях той на далекий

Крізь сльози дивилась.

І день і ніч дивилася

Та й стала питати:

«Чи не чув хто, чи не бачив

Москаля-солдата,

Мого сина?..» Ніхто не чув,

Ніхто і не бачив.

Сидить вона, не йде в село,

Не пита й не плаче,

Одуріла!.. і цеглину

Муштрук, то лає,

То годує, як дитину,

Й сином називає,

І нищечком тихесенько

Крізь сльози співає:

 

«Змія хату запалила,

Дітям каші наварила,

Поморщила постоли,

Полетіли москалі.

Сірі гуси в ірій, ірій

По чотири, по чотири

Полетіли — гел-гел! —

На могилі орел,

На могилі серед ночі

У козака вийма очі,

А дівчина в темнім гаї

Його з війська виглядає».

 

Вдень лазила на смітниках,

Черепки збирала,

Примовляла, що синові

Гостинця ховала.

А уночі розхристана

І простоволоса

Селом ходить — то співає,

То страшно голосить.

Люди лаяли... бо, бачте,

Спать їм не давала

Та кропиву під їх тином

І бур'ян топтала.

Діти бігали з паліччям

Удень за вдовою

По улицях та, сміючись...

Дражнили Совою.

 

6 мая 1844,

СПБ



Эта ода была написана Цзя И незадолго до смерти (168 г. до н.э.), когда он находился в ссылке на юге Китая того времени - в районе современного города Чанша, провинция Хунань. Эта местность находилась на территории древнего царства Чу, культура которого была тесно связана с зарождением и развитием даосизма.

 

ПТИЦА СМЕРТИ

 

В год Дань-э,

с наступленьем четвёртого месяца,

вестника летней поры,

На исходе угасшего дня,

Что зовётся Гэн-цзы,

в дом нежданною гостьей влетела сова,

Важно и безмятежно села возле меня.

Появлением странного существа

Удивлён и встревожен,

страницы гадательной книги

Я открыл

и увидел зловещей приметы слова:

"Если дикая птица влетела нечаянно в дом,

Значит, скоро хозяин из этого дома уйдёт".

"Так позволь же узнать, - обратился я

к гостье ночной, -

По какой из дорог мне отныне придётся идти?

Дай ответ,

ожидает ли счастье на этом пути,

Или горечь несчастья,

болезнь или гибель в волнах меня ждёт?

И скажи, сколько в жизни ещё мне отпущено лет?"

Но расправила крылья сова и, вздохнув,

головой покачала в ответ:

"Сам читай в моих мыслях,

а мне говорить не дано".

Постоянно меняется мир,

ни минуты покоя не знает.

Беспрестанно меняется всё,

и в движении новые формы рождая,

То вперёд устремляется, то возвращается вновь,

То эфиром становится тело,

то форму эфир обретает,

Словно сбрасывает свою оболочку цикада.

Глубоки, сокровенны законы природы,

как облечь их в слова?

В сердцевине печали скрывается счастье,

а в радости - горе таится.

Неудача и счастье бок о бок стоят за оградой,

А беда и успех неразлучными входят в селенья.

Где сегодня великое древнее княжество У?

Из-за действий Фу Ча потерпело оно пораженье.

Царство Юэ сумело в Гуйцзи утвердиться.

И вот Гоу Цзянь стал сильнейшим среди государей.

Лютой казни подвергся Ли Сы,

хоть стремился успеха и славы добиться,

Фу Юэ был жестоко наказан,

но царским советником стал.

Счастье смешано с горем,

вовеки нельзя разделить их,

Как запутанной пряжи клубок распустить на

отдельные нити.

Непостижна творимая небом судьба,

кто законы её познал?

Разливаясь, бушуют неистово воды реки,

От натянутой тетивы

долгим будет стрелы полёт.

Превращаясь друг в друга,

зыблется всё в постоянном круговращении.

Тёплый пар поднимается вверх,

вниз - холодным дождём упадёт.

В непрерывном кружении всё сплетено, перемешано

всё в движении.

Бесконечно Великий Гончар

мириады вещей созидает.

Не познать размышлением Небо,

Дао-путь не постигнуть рассудком,

И мгновение смерти своей разве кто-нибудь знает?

Можно Небо и Землю

с пылающим горном сравнить.

Превращения и перемены свершают работу,

Уголь - силы инь-ян,

всё на свете - кипящая медь.

То погаснет, то вновь разгорится огонь,

переплавкам вселенским нет счёта,

Не найти постоянства ни в чём.

Мириады метаморфоз,

сотни, тысячи превращений,

Нет предела - конца

непрестанному круговороту.

Человек появляется в мире невольно -

к чему так цепляться за жизнь?

После смерти изменится,

станет чем-то иным,

горем можно ли это назвать?

Дорожит своей жизнью глупец,

презирая других, лишь собою гордится,

Но мудрец видит глубже: сущее

не обратится в ничто.

Алчный ищет богатства,

тщеславный за славой стремится,

Властолюбец готов умереть ради власти,

а чернь жаждет жить.

Догоняя удачу, спасаясь от бед,

то на запад бросаются, то на восток.

Для великого - все изменения равноценны

и путь его прям.

Повседневностью скованы, люди страдают,

как в темницу заключены,

Но стремящийся к истине, мир отвергая,

остаётся лишь с Дао.

Люди пойманы в сети соблазнов,

злом и благом сердца их полны,

Лишь мудрец, постигающий истину,

пребывает в покое и тишине.

Слившись с Дао-путём,

ложной мудростью пренебрёг он,

Превосходит природу, опустошённый, далёкий,

един с изначальным.

Он парит в поднебесье в согласии с Дао,

плывёт, повинуясь потоку,

Подчиняясь преграде, стоит,

не стремится её обойти.

Тело вверив судьбе,

не считает себя лишь своим достояньем.

Жизнь - что плаванье по течению,

смерть - всего только отдых в пути.

Он спокоен,

как тёмные воды бездонных глубин.

Словно лёгкий челнок,

исчезающий в пустоте,

Без руля и весла он скользит,

не привязанный к миру живых.

Человек, познающий суть Блага,

свободен от гнёта страстей,

Волю Неба постигший не знает печали.

Жизнь и смерть,

счастье или беда -

лишь пустые слова,

Беспокоиться из-за которых стоит едва ли.

 

Цзя И перевод с китайского Яны Боевой и Евгения Торчинова.




Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz